ASTRA
галерея современного искусства
ASTRA
Open callДо 60 000ХудожникиStatementCollaboration
ASTRA
EN            

solo show Кирилл Котешов

КОСМООПЕРА

ЦСИ «Винзавод», подъезд 22

16.04 — 26.05.24

"Когда историческое время скручивается в апокалиптическую спираль сложенного ангелами небесного свода, наступает эпоха безвременья. Прогрессистские идеи модернизма схлопываются. Постмодернистская ирония не спасает. Жить помогают «иные места», утопии, гетеротопии, атопии. Кирилл Котешов обустраивает свои «иные места», призвав в союзники воображаемую архитектуру русского авангарда.

Воображаемая архитектура как жанр возникла в эпоху Ренессанса и понималась сперва как возвышенные фантазии об идеальном городе. В эпоху маньеризма воображаемая архитектура вела в царство меланхолии и представляла наказанную гордыню и людское тщеславие (Вавилонская башня). У Джованни Баттиста Пиранези в сюите офортов середины XVIII века «Карчери» («Тюрьмы») пыточная архитектура подземелий вырывается в масштабы четвертого измерения и строит саму себя. Ее конструкции: мосты, колеса, рычаги, -- не подчиняются логике человеческого присутствия. Своей агрессивной атакой вовне они порабощают людей. Делают их пленниками. В советском авангарде 1920-х архитектура ставится на службу людям, которые обязаны обрести мощь гигантов. Утопия прогресса обещает циклопические здания, созданные по законам умной геометрии (Башня III Интернационала Владимира Татлина). Визионерские проекты Ивана Леонидова и Георгия Крутикова заставляют поверить в летающие города, в которых идеи Ренессанса (Томазо Кампанеллы)  об идеальном коммунистическом обществе, освещенном лучами вечного Солнца, обретают новую жизнь.

Виртуозная графическая техника Кирилла Котешова ставит его вровень с наследниками всех описанных выше проектов воображаемой архитектуры. В своих сериях Мастер будто пропускает эту архитектуру сквозь фильтр так называемого «бумажного проектирования» эпохи позднего СССР 1980 – 1990-х годов. Тогда прогрессистская утопия модернизма уступила место постмодернистской игре в цитаты. Александр Бродский, Илья Уткин, Юрий Аввакумов стали создавать во многом меланхолические пространства, в которых проекты авангарда превращались в хрупкие каприччио графических фантазий или руинные места исчезнувших цивилизаций.

Бумажная архитектура СССР очень податлива к тому, чтобы стрелки былой утопии с ее обещанием непременного всеобщего счастья, или древней антиутопии с ее плотоядными темницами, перевести в мир иных мест, «гетеротопий», в которых реальность становится виртуальной. Эту «иную реальность» с остановленным ходом времени очень чутко режиссирует в своих шелкографиях Кирилл Котешов. Используя сложную технику, в которой масло сочетается с битумом, Котешов творит «альтернативное настоящее». Это «альтернативное настоящее» наследует, с одной стороны, жанру фэнтези и кибермирам, с другой, – старинным иллюзиям с вечным солнцем и галлюциногенными ландшафтами. Ландшафты подарила нам оперная культура барокко, предтеча виртуальных локаций компьютерных игр. Ведь разработчики таких игр, как Assasin’s Creed, нанимают целый штат ученых-исследователей старой культуры, чтобы все локации древности были феноменально подробны и привлекательны.

В работах Котешова плавающие в безвоздушном пространстве дома-люстры Георгия Крутикова прорисованы так, что можно пощупать глазом каждый элемент облицовки. Вписаны же эти формы в сияющий подвижный, текучий пейзаж. В нем неожиданно встречаешь и храм Владимиро-Суздальской архитектуры. А башня Татлина выстраивается Котешовым будто бы из блочных панелек, тех самых, что стали пионерами архитектуры эпохи Оттепели второй половины 1960-х.

Такая гибридная сборка «иных мест» помогает понять еще одну важную для художника проблему: глобализация и утрата идентичности в мире «свернутого времени». Представляемая в галерее a—s—t—r—a Космоопера режиссируется художником словно коллаж из различных мифологических и реальных сюжетов. Она захватывает и как фантастический фильм-блокбастер, и как древний эпос об архетипах культуры, и как метаирония на тему руинного сознания и фасеточного восприятия мира человеком XXI столетия".

текст Сергея Хачатурова

Котешов Кирилл

Художник из Кемерово, выпускник академии им. Штиглица. Создает индустриальные пейзажи, трансформированные в соответствии с особой философией автора в футуристичные образы города. Использует кузбасслак — каменноугольную смолу, что отсылает к промышленному контексту малой родины.

Кирилл Котешов, выпускник Академии им. Штиглица, чьи работы находятся в Русском музее, рассматривает идею глобализации как метафору библейским сюжетам, используя стилистику, по своим формальным признакам отсылающую к эстетике Высокого Возрождения. Препарируя эстетику классического изображение тела автор тем самым исследует мотив, который в чем-то напоминает момент последних скульптур Микеланджело из серии "Рабы" - это закрученные в спирали тела: где-то неоконченные -почти не высеченные из камня. В них можно заметить узнаваемый модернисткий жест - тело есть и его нет и оно становится своего рода рефреном и продолжением классической истории о человеке, его духе и борьбе. Промежуток времени, участниками и наблюдателями которого мы являемся - время тектонических сдвигов концепций и парадигм, как в свое время эпоха Возрождения. Глобальные структуры поглощают идентичности, ведя к унификации - языков, образов, мировоззрений. Но можно ли избежать тотального уравнения?

Родился в 1983 году.

Художник из Кемерово, выпускник академии им. Штиглица. Создает индустриальные пейзажи, трансформированные в соответствии с особой философией автора в футуристичные образы города. Использует кузбасслак — каменноугольную смолу, что отсылает к промышленному контексту малой родины.

Образование:

  • 2004 – 2010 Санкт-Петербургская Государственная художественно-промышленная академия им. А.Л.Штиглица, кафедра монументально-декоративной живописи, мастерская проф. В.Г.Леканова.
  • 1999 – 2004 Кемеровское художественное училище, живописно-педагогическое отделение.

ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ВЫСТАВКИ И ПРОЕКТЫ

  • 2010 — “Столпотворение”, галерея Ателье № 2, Москва
  • 2010 — Vive la jeune Garde, Atelier du vent, Ренн
  • 2010 — “L'Exposition d'Ilya Gaponov & Kirill Koteshov”, Maison du ventes Leclere, Марсель
  • 2010 — “Summer snow”, Maison du Loir-et-Cher, Блуа
  • 2008 — “Три дня”, галерея Триумф, Москва
  • 2008 — “Последний снег”, галерея Глобус, Санкт-Петербург.
  • 2008 — “UNDER GROUND”, Манеж, Малый зал, Санкт-Петербург. 
  • 2007 — “Кузбасс параллельный”, галерея Триумф, Москва
  • 2007 — “Положение” музей СПбГХПА, Санкт-Петербург

ГРУППОВЫЕ ВЫСТАВКИ И ПРОЕКТЫ

  • 2024 — Ярмарка |catalog| апрель, a—s—t—r—a галерея, Москва, Россия
  • 2023 — Ярмарка |catalog| декабрь, a—s—t—r—a галерея, Москва, Россия
  • 2023 — Cosmoscow, a—s—t—r—a gallery, Москва
  • 2023 — Санкт-Петербургская ярмарка искусства «1703», галерея a—s—t—r—a, Манеж, Санкт-Петербург
  • 2021 —Ответ 42“ в рамках международного женского форума, Ледовый дворец Кузбасс, г. Кемерово
  • 2020 — “Реализм: вчера и сегодня. Искусство и правда“, филиал Русского музея в Малаге. Испания , г. Малага
  • 2020 — “Художники и коллекционеры – Русскому музею.Дары.1898 – 2019. Избранное“ Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  • 2019 — “КРАСОТА:ПЛЮС-МИНУС“,Центральный выставочный зал “ Манеж ”
  • 2018 — “Проект межрегионального взаимодействия в области современного искусства NEMOSKVA”
  • 2016 — “Ковчег”,  в рамках V международной биеннале молодого искусства,Москва
  • 2016 — “Changes”, Ural Vision Gallery, Будапешт
  • 2015 — “Россия. Реализм XXI век“,  Государственный Русский музей, корпус Бенуа, Санкт-Петербург
  • 2014 — “Новее нового“ в рамках Балтийского биеннале, Новый музей, Санкт-Петербург 
  • 2014 — “Строгость и красота”,Ural Vision Gallery, Екатеринбург
  • 2014 — “Другая столица”,Музей Москвы, Москва
  • 2014 — “Актуальный рисунок”, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  • 2014 — “Ватерлиния“ инсталляция, в рамках параллельной программы биеннале «Манифеста10», Rizzordi art foundation, Санкт-Петербург
  • 2013 — ICONS. Креативное пространство Ткачи. Санкт-Петербург, Россия
  • 2011 — “Врата и двери”, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  • 2010 — ART Moscow, галерея Триумф, Москва
  • 2010 — “Vive la jeune Garde”, Atelier du vent, Ренн
  • 2010 — Summer Snow. Maison du Loir et Cher. Блуа, Франция
  • 2010 — “Герой нашего времени”, Московская международная Биеннале “Стой! Кто идет?”
  • 2010 — “Футурология”, Центр современной культуры “Гараж”, Москва
  • 2009 — Kandinsky Prize Exhibition. Louise Blouin Foundation. Лондон
  • 2009 — ART Moscow, галерея Триумф, Москва
  • 2009 — VIII Красноярская музейная биеннале, Красноярск
  • 2009 — Фестиваль современного искусства ART Завод, Екатеринбург (ГЦСИ)
  • 2009 — “Топология счастья”, Историк архитектурный музей Царицыно, Москва
  • 2009 — “Русская красота”, ГЦСИ, Москва
  • 2009 — Europe Art Fair 2009, Женева, Швейцария
  • 2009 — Art Basel Selection, Базель, Швейцария
  • 2008 — “Death.net”, Художественная галерея «Виктория», Самара
  • 2008 — Галерея “White Space”, Лондон
  • 2008 — Фестиваль современного искусства ART Завод, Екатеринбург (ГЦСИ)
  • 2008 — ART Moscow, галерея Триумф, Москва
  • 2008 — “Переучет” Манеж, Малый зал, Санкт-Петербург
  • 2008 — “Память полей”, лофт-проект “Этажи”, Санкт-Петербург
  • 2008 — Фестиваль современного искусства “Снегарры”, Кемерово
  • 2007 — “Самый-самый новый”, галерея Ателье №2, центр современного искусства Винзавод, Москва.
  • 2006 — Фестиваль современного искусства “Арт – статус”, Кемерово
  • 2006 — Первая биеннале современного искусства, Санкт-Петербург
  • 2005 — Выставка конкурсных работ “Щелкунчик”, Выставочный зал Государственного театра оперы и балета Санкт-Петербургской Консерватории имени Н.А.Римского-Корсакова 
  • 2003 — Работа года, Кемеровский союз художников, Кемерово 

О ПРОЕКТЕ

Замысел работы отражает недоверие современного художника к должной степени величия окружающего его пространства. Желание “великого” неизбежно приводит к стихии монументального искусства, организованной по классическим законам. Идея реализуется с использованием сюжета о наиболее дерзновенном творческом событии в предполагаемой истории. Вавилонская башня, не достоверные каменные ступени древнего храма, а ее ментальная конструкция, проникла в структуру памяти и языка как многомерный символ. Творческий акт возведения башни можно расценивать как чистое желание величия. Трансформация желания в действие порождает архитектурное великолепие, позволяющее человеку упорядочить природу по правилам опор и перекрытий. Творение башни (столпа) есть технологическое возвеличивание человеческой цивилизации, оно продолжается по сей день. Народы, институты, культуры и субкультуры, явные и тайные общества равноценны как элементы структуры, изъятие одного из них провоцирует неустойчивость пазла. Персонификация общественных реалий оборачивается метафорой строительного процесса, где каждый персонаж становится архитектурным блоком. Становится ясно, что нагроможденные кирпичи, самостоятельно встающие на место, могут и не знать о существовании Архитектора. А между тем, Архитектор есть. В его роли на миг предстает художник, творящий виртуальное зодчество. Масштаб и риск этого начинания осознанно высок. С энтузиазмом начатая башня превратилась в замороженное за недостатком средств строительство; творение грандиозной пользы рискует превратиться в бесцельное столпотворение толпы. И потому, как напоминание о великом крахе великих идей, постройку неотступно сопровождает дух титанических фресок Возрождения.

Рассматривая идею глобализации как метафору библейским сюжетам, автор используя стилистику, по своим формальным признакам отсылающую к эстетике Высокого Возрождения, выстраивает острую композиционную структуру. Тело в данной работе сливается одно с другим. Тело становится одновременно живой материей неодушевленным предметом- фрагментом, пазлом, деталью механизма, который простирается за пространство холста.

Препарируя эстетику классического изображение тела автор тем самым исследует мотив, который в чем-то напоминает момент последних скульптур Микеланджело из серии "Рабы" - это закрученные в спирали тела -где-то неоконченные -почти не высеченные из камня. В них можно заметить такой модернисткий жест - тело и есть и его нет. Так же и тело в "Corpus II" становится своего рода рефреном и продолжением классической истории о человеке, его духе и борьбе.

Промежуток времени, участниками и наблюдателями которого мы являемся - время тектонических сдвигов концепций и парадигм, как в свое время эпоха возрождения. Глобальные структуры поглощают идентичности, ведя к унификации - языков, образов, мировоззрений. Но можно ли избежать тотального уравнения? может ли возникнуть компромисс между идентичностью и глобальным? могут ли остаться народы? 

Смешение и уравнение вроде бы неизбежно, но полифония всегда глубже и сложнее. Парадокс глобализации- в осознании своей идентичности.Башня не может быть достроена. Общее все равно распадется на частное. 

Выставка Актуальный рисунок, 2014 год, Мраморный дворец, Русский музей

Главная цель выставки - показать специфику функционирования рисунка в современном российском искусстве. Основной акцент сделан на произведениях 1990 - 2000-х годов, однако включен и более ранний материал, связанный, большей частью, с концептуализмом. Экспозиция демонстрирует различные способы актуализации рисунка и рисовальной техники.

«Древо Жизни — сложный образ, который существует в различных культурах и является одним из монументальных символов жизни, планеты и всего живого. Кирилл Котешов переосмысляет этот образ в виде большой живописной инсталляции, окутывающей собой все пространство и полностью поглощающей наше зрительное восприятие. Монументальная живописная инсталляция, которая создавалась в Русском музее для выставки «Актуальный рисунок», действительно соединяет в себе монументальную живопись, которая практически переходит в роспись стены. Рисунок выполнен настолько качественно, что создает ощущение работы старых мастеров, тем не менее, и сама тема Древа жизни и ее воплощение Кириллом Котешовым остаются актуальными сегодня.

В работе Кирилла Котешова древо образовано сплетающимися фигурами людей, тела соприкасаются и соединяются друг с другом, создавая ощущение кроны дерева, монолитной массы, движущейся вверх и объединяющей все сущее в единую связь. Тела лишены лиц, пола, индивидуальных признаков, но они идеальны с точки зрения физики, идеальны и одинаковы. Фигуры поддерживают друг друга, заставляют изгибаться, двигаться, принимать определенные позы — но все вместе они образуют единую цепь бытия, жизнь, обретающую форму, массу, которая кажется несокрушимой.»



Работы


Город Солнца
Котешов Кирилл

Город Солнца, 2024

Холст, масло, битумный лак
400 х 800 см
Над новым миром
Котешов Кирилл

Над новым миром, 2018

Холст, масло, битумный лак
400 х 315 см
Типовая застройка
Котешов Кирилл

Типовая застройка, 2024

Холст, акрил, масло, батумный лак
200 х 200 см
Купить в 1 клик
Настоящим подтверждаю, что я ознакомлен и согласен с условиями Публичной оферты и Политики конфиденциальности.